О дрессировке собак часть 3: За здоровый быт!

О дрессировке собак часть 3: За здоровый быт!

Классической, скажем, является проблема порчи питомцем бытовых предметов. Отучить собаку от этой привычки невероятно сложно – что бы вам ни рассказывали «корректоры поведения». Но нас же интересует тот факт, что, как правило, последующие наказания животного ни к чему не приводят. Попытка решить этот вопрос «в лоб» при помощи системы положительных подкреплений вызывает множество вопросов. Например, что мы будем формировать? Поведение «я не грызу мебель»? Но тут мы вроде бы должны сформировать поведение со знаком минус, то есть то, чего не существует. Это, понятное дело, абсурд. Конечно, мне возразят, что можно сформировать «спокойное» поведение - типа я лежу, т. е. «работаю» над сохранением положения «лежа», ничего не грызу. Отвечу: можно, конечно, но метод явно не универсален и не может применяться рядовыми дрессировщиками. А ведь есть и другие методы, проверенные на практике.

На самом деле, если мы не можем сформировать новое поведение, то можем трансформировать старое. Для этого достаточно сделать правильным и легальным (то есть всячески одобряемым, и, следовательно, подкрепляемым) приемлемый вариант нежелательного поведения. К примеру, в процессе игры и использования соответствующих подкреплений можно сформировать у собаки устойчивую привычку жевать, допустим, не хозяйские ботинки, а некие игрушки-«приспособы» (жгутики, «кусалки» с секретом), в изобилии представленные в зоомагазинах. При этом дабы не вводить пса в соблазн, все остальные предметы убирают с глаз долой. Конечно, наиболее эффективен этот метод тогда, когда его начинают применять с первых шагов щенка в доме хозяина. Впрочем, это уже азбука дрессировки.

Много подходов хороших и разных

Однако необходимо особо подчеркнуть следующий момент. Не существует универсальных приемов дрессировки! То, что легко и гладко прошло с одной собакой, может не сработать с другой. В качестве примера могу вспомнить случай, произошедший с моим хорошим товарищем, весьма опытным дрессировщиком. Его вполне рабочий и вменяемый малинуа по имени Барик обладал довольно безобидной, но кажущейся моему приятелю навязчивой привычкой взлаивать при совершении любого действия. Одним из вариантов избавления пса от этой «зависимости» был метод, при котором положительно подкреплялись бы любые его действия, совершаемые без лая. Например, «Сидеть!» без подтявкивания подкрепляем, «Сидеть!» с лаем - нет. Однако конкретно в этом случае данный метод оказался неприемлемым для применения в практике нормальной жизни. Ибо! Взлаивание являлось для пса обычным явлением, а если копать вглубь - следствием его внутреннего состояния! То есть формой «сброса» излишней нервной энергии, вызываемой «пожаром», бушевавшим в его голове при начале любой деятельности. Подобным состоянием вызываются, скажем, выкрики у спортсменов, никого, кстати, не смущающие. Ученые, вероятно, объяснили бы состояние малинуа по имени Барик избыточным уровнем активации. Этот уровень можно было слегка понизить посредством изнурительной многочасовой тренировки, но лишнего времени мой товарищ не имел. Тогда он и решил пойти менее изящным, но более простым, как ему казалось, путем. На собаку надели специальный «противолайный» ошейник. Механизм его действия заключался в том, что когда собака лаяла, ее било слабым разрядом тока. Когда собака молчала, разрядов не было. То есть правильное поведение формировалось на базе мотивации избегания. С помощью отрицательного подкрепления - электрических разрядов. Однако собака отреагировала на ошейник парадоксальным образом. Почувствовав первый разряд, малинуа принялся с лаем «нарезать» широкие круги, причем после каждого удара лай становился все громче и яростнее. Так пес и бегал, пока нежное инженерное устройство (видимо, не рассчитанное на энергетику малинуа) не перегорело.

Кстати, впоследствии, когда пес стал старше, привычка подтявкивать прошла у него сама собой, вместе с безудержной энергией.




Комментарии:


Также из этой категории: